Статьи, рассказы и зарисовки

У каждого рыбака есть место, куда всегда тянет, хочется всё бросить и рвануть туда, будь это небольшое лесное озерцо, маленькая речушка или наоборот большое озеро и огромная река.

Посетив его первый раз, ты понимаешь, что это то, что ты так долго искал, влюбляешься в него с первого раза и всё, теперь только сюда, будь оно хоть за три девять земель, ты, закрыв глаза, представляешь его: утренняя тишина, небольшой туман стелется над поверхностью воды, светает, а ты уже закинул удочку. Иногда тяжело сказать, чем оно тебя приворожило, да и не важно это.

Вот и у меня есть такое место. Привлекают рыбаков небольшие лесные озёрца, я не исключение. Познакомились мы случайно. Искал грибы, забрёл в самую глубь леса,  Тут, что характерно для всех озёр, образовавших после отхода ледника, вышел на край котлована, на самом дне которого была видна поверхность воды. Спустился вниз, и, захватило дух. Вот это находка! Маленькое озеро в самой глубине леса. Решил обойти вокруг, изучить подробнее. С одной стороны мне преградил путь не широкий, но достаточно глубокий ручей, в котором было много малька и кое-где была видна рыба и покрупнее. Пришлось обходить с другой стороны. Озеро оказалось достаточно болотистым: много бобровин и ручьёв, а в одном из углов бил из земли небольшой родничок, из которого можно утолять жажду летом. Было решено навестить мою находку позже, так сказать, в полном вооружении. По моим наблюдениям рыбы здесь было много.

Вторая встреча состоялось намного позже, чем я запланировал. На улице уже был октябрь. Когда я в очередной раз решал куда поехать порыбачить на выходные, я вспомнил о моём озере. Много хлопот было с поиском, ведь дело было летом, и был я там всего один раз, к тому же оно находилось в глуби леса. После нескольких часов блуждания по лесу всё же мне повезло, я нашёл дорогу в мой Рай. Оно выглядело совсем по иному,  серое, невзрачное, на дне гниющая трава, на поверхности жёлтые листья. Но именно этой порой клюёт матёрая щука. Решил начать ловить с самого “щучьего места” – ручья. Первый заброс и…да, поклёвка, буквально после одного поворота ручки катушки. Щука на кило уже есть. Настроение, изрядно подпорченное при поиске этого рыболовного клондайка, было возвращено в двойне. Мне не удалось осмотреть озеро этой осенью, а причина этому – рыба, да, вы не ослышались, клёв был у ручья, как на Чёрных Камнях. На следующих выходных я был уже тут, но, как это всегда бывает, жор как начался неожиданно, так и закончился. Однако теперь было время для изучения местности, тем более что сейчас было видно как на ладони то, что прятала летняя растительность. Глубина озера оказалась достаточно большая – в двух метрах от берега было около 1,5 м. По всему дну росли водоросли, похожие на алоэ, в которых прятались, подросшие за лето мальки. В прозрачной воде ручье не было заметно рыбы, вероятно вся уже в озере дожидается зимы. Только родничок продолжал бодро бить из-под земли.

После этого на озере был я не один раз, летом ловил плотву с краснопёркой, попадались приличные лещи, щука неоднократно переворачивала кружок, уклея сбивала насадку. Ловил немало рыбы и в других местах, но тянет больше сюда, к этому любимому сердцу месту, хочется попрыгать через бобровины, попить из родника, просто посмотреть на воду.

Сине-желтая резиновая лодка Омега легко переносит меня с песчаного берега Ахтубы, на котором разбит мой лагерь, на противоположный обрывистый. Красная глина откоса резко уходит в воду. Здесь под берегом губина от пяти до семи метров. Удобная полка в метре над водой вдоль всего обрыва позволяет без опаски ходить и удобно располагать снасти.

Я делаю плавный заброс и поднимаю кончик спиннинга чуть выше кромки деревьев на противоположном берегу, почти на уровень заходящего солнца. Мне даже приятно щуриться, к тому же сейчас на мне очки с хорошей немецкой оптикой. Через несколько секунд кончик плавно отпружинил – поролонка коснулась твердого песчаного дна метрах в сорока от берега. Два плавных оборота катушки и секундное ожидание. Кончик мягко отдается вверх и снова два плавных оборота. Гладкая ручка Shimano Ultegra приятно ложиться между пальцев. Катушка, напряженная леской, работает плавно, будто погруженная в густую смазку. Только лимонного цвета леска Fair Line шуршит по поверхности полированных колец моего еще совсем нового спиннинга. Уверенность, что там под красной от солнца поверхностью воды кто-то наблюдает за моей приманкой и готов сейчас поспорить с ней, заставляет все делать не торопясь, смакуя процесс.

Черный кончик спиннинга на фоне неба четко отслеживает, как поролонка приподнялась со дна, полетела сносимая течением и леской под углом к берегу, и начала опускаться, потеряв тягу. Удар свинцовой головки об дно. Облачко мути, как от маленького взрыва и поролоновое тельце заколыхалось приподнятое течением над прилипшей ко дну головкой. Моя правая рука слегка согнута вперед. Так она быстрее всего среагирует на поклевку. Указательный палец вытянут, и касается края бланка за пробковой рукояткой. Я знаю, что поклевку будет хорошо видно, но хочется этот маленький толчок ощутить острее и ярче.

Остановка катушки,  секунда и кончик удилища не выпрямляется, а вздрагивает в сторону воды. Еще за доли секунды до этого рука почувствовала, как на другом конце лески, что-то живое толкнуло мою насадку, кажется, чуть-чуть дотронувшись до нее. Резкий рывок удилищем вверх и в сторону. Спиннинг, как бы натыкаясь, на что-то большое и мягкое, прогибается и вот леска оживает. Плетенка жестко передает резкие и короткие толчки рыбы в руку. Точно знаю, что это судак. По силе оцениваю примерные размеры - не больше полутора килограмм. Не спеша, но в то же время решительно, не давая рыбе развернуться, подтягиваю хищника ближе к берегу. Серии из двух – трех рывков постепенно затихают и вот метрах в семи у поверхности прозрачной воды на конце лески – указки мелькает серое полосатое тело. Напуганный светом, судак делает рывок и идет в сторону. Леска описывает часть дуги. Спиннинг гнется сильнее, рука напрягается. Катушка послушно ждет, когда рыба успокоиться. Судак утомлен. Плавная подмотка и решительно буксирую полосатого на боку по песку к глинистой стене берега.

Прижимаю крепкое тело рыбы к земле, не давая леске слабины. Теперь можно скинуть дужку и выдать запас лески. Акуратно кладу спиннинг на два глиняных комка, так чтобы катушка не касалась песка. Из плотно сжатого рта хищника торчит свинцовый грузик, на котором блестят свежие следы сильных клыков. Аккуратно раздвигаю экстрактором рот пленнику. Вот они те самые клыки – гроза донных троп. Всегда отношусь к ним с уважением, и, открывая пасть побежденному сопернику,  почему-то стараюсь не задеть их грубым железом экстрактора. Поролонка безжизненно наколота на одном из клыков и зажата горлом судака. Стараясь не дорвать и без того поврежденную насадку, аккуратно вынимаю ее и бросаю на песок. С ней разберусь потом, а сейчас судака ждет кукан. Хромированная застежка втыкается под нижней челюстью рыбы ближе к переднему краю рта и закрывается на замок. Судак отпускается вдоль по черной капроновой веревке до медного шарика на ее конце. Сейчас рыба рванется в глубь и остановленная куканом так и останется в положении головой от берега стоять в полутора метрах от уреза воды. В таком положении судак, не сильно поврежденный при вываживании и извлечении насадки, может жить достаточно долго.

Дело сделано. Осталось умыть руки. Присев на корточки, и продолжая смотреть на растопыренный полосатыми как у дикобраза колючками плавник судака, тщательно мою руки. Рыбья слизь смывается не просто, но это не только нужная процедура, чтобы не испачкать пробку рукоятки спиннинга, но своеобразный ритуал, минуты осознания победы и передышки дух перед следующей борьбой.

На теле поролонки глубокий наклонный разрез. Но в целом рыбка цела и сможет еще сработать. Расправляю хвостик, зацепившийся за жало двойника, подматываю лишнюю леску. Палец на бланк, готов к забросу. Итак, судак взял метрах в двадцати. Бросок в том же направлении. Несколько ступенек проводки проходят с одинаковыми интервалами при падении насадки. Но вот после двух обычных оборотов поролонка чуть дольше не касается дна. Здесь начинается плавный свал. Глубина растет в сторону моего берега. Здесь на фарватере течение сильнее и рыбку заметно сносит. Два – три шага приманки по дну и плавный толчок. Это не поклевка, это препятствие на дне. Ощущение легкого зацепа говорит о том, что это бровка. Длинна шага приманки резко сокращается, рыбка вышла на выполаживание дна. До берега метров пятнадцать – восемнадцать. Следующие шаги натыкаются на подводный мусор и грозят зацепом. Но главное произведена разведка дна. Теперь понятно, что судак взял возле этой самой бровки, когда поролонка стремилась уйти от него из глубины за перевал дна. Тут отпустить ее он не смог. Это место считаю на данный момент самым перспективным. Задача момента – нарезать участок бровки передо мной поперечными проводками на отрезки примерно по пять метров, и выманить, возможно, затаившихся за ней охотников. Теперь забросы можно делать короче, метров на десять перебрасывая за бровку и быстро вынимать приманку после того, как перспективное место пройдено.

Веер забросов постепенно сдвигается слева направо и вот на пятой проводке ровно за метр до бровки красивый решительный удар и судачок под кило резво бьется на плетенке. Еще два заброса и опять поклевка в ожидаемом месте. Короткое ощущение живого в руке и леска слабнет. Судак уходит не показавшись. Быстро подматываю снасть. На конце лески свинцовая головка с куском поролонки. Хвост приманки оборван по самый крючок. Такая полу рыбка будет и дальше дразнить водных хищников, это проверено, но наличие в кармане достаточного числа новеньких, от души сделанных своими руками приманок,  заставляет ее заменить. Отстегиваю заводное колечко и достаю из коробки поролоночку с красивым красным хвостиком и остро отточенным двойником. Работай.

Две капли Power Bait пропитывают густым желтоватым раствором бока рыбки. Дальше, пока она будет работать, я больше не буду добавлять на нее атрактант. Проверено, когда судак ловиться, он ловится  и без этой химии, но момент уверенности в положительном действии этого препарата явно есть. Это действие очень легко объясняется такими простыми и понятными вещами как запах и вкус. Думается, что заставить судака атаковать призвана правильно выбранная проводка и хорошо подобранная насадка. Но вот судак догнал кусок полимера на крючке. В этот момент запах и вкус приманки должны заставить клыкастого более решительно и крепче сжать челюсти на ней.

Подготовленная оснастка улетает за бровку. Рыбалка продолжается. Пять проводок, поклевки нет. Надо сместиться по берегу метров на тридцать и продолжить прочесывание бровки. Следующие забросы на соседнем участке обрывистого берега дают несколько поклевок и пару некрупных судачков. Кидаю чуть дальше бровки, и пока насадка тонет, стряхиваю с правой руки назойливых мошек. Расслабление наказывается ударом судака в момент падения приманки. Запоздалая подсечка. Промах. Сам виноват. Не успел разозлиться, как удар повторился. Упрямый "колючий" догнал насадку опять. Подсечка, есть! На этот раз надежно. Тяжелое биение спиннинга и плавная, но уверенная потяжка кончика к воде. Проворот фрикциона и опять пара рывков. Так еще раз и еще. Крутить нет смысла надо ждать перерыва. Вот момент тяжести почти без рывков и спиннинг плавно на себя, потом подкрутка катушкой – спиннинг вперед к рыбе. Судак позволяет этот фокус трижды и опять бланк дугой, визг фрикциона, бешеные рывки. Все чувства там, на конце лески. Вокруг ничего нет, одна мысль: только бы не ушел, только удержать. И тут сопротивление уменьшается, и плавная подмотка сдвигает рыбу ко мне. Два всплеска у поверхности воды и судак полу боком вышек к берегу. Достойный соперник весом килограмма на четыре прижат к песку. Большие красивые клыки до последнего не выпускают убитую поролонку.

Не заметил, как солнце склонилось к горизонту и потому, наверное, хозяева бровки-засады начали расходиться по открытым участкам реки на вечернюю охоту. Теперь искать их будет труднее. Надо менять тактику. Но бровка и завтра вечером подарит мне незабываемые мгновения рыбалки. А наутро у меня заготовлен перекат. Иду перебрать снасти, ведь там все совсем по-другому.

Михаил Флёрин

Уходили последние деньки лета, а с ними хорошая погода. Всё чаще шли дожди и дул не самый тёплый ветер. Ночью похолодало ещё в начале августа. Воздух был пропитан сыростью, из-за этого утром у озера было тяжело дышать.

Но благодаря именно этой сырости в этом году было очень много грибов возле озера. Само озеро изменилось незаметно, постепенно стали пропадать отдыхающие, которых было так много ещё несколько недель назад. Утки стали на крыло и спокойно форсировали по озеру. Озёрная трава была уже не такой крепкой и легко рвалась. Всё вокруг готовилось к зиме.

Коля, как обычно выплыл на своей старой, как он сам, деревянной лодке ещё в темноте. Ему было уже за 70. Из родных никого не осталось. В хозяйстве у него был один пёс шарик,  который от старости весь поседел и еле передвигался. Раньше старик брал его с собой на рыбалку. Терпению этого пса могла позавидовать любая сторожевая собака. Он мог пол дня просидеть на одном месте, не пошевельнувшись, наблюдая за действиями хозяина. У Коли было закормлено около десяти мест на озере. Ловил он практически каждый день. Возможно, единственное, что ещё его держало на этом свете, было его единственное увлечение с детства – рыбалка. Обычно часть рыбы он сушил, оставлял себе на ужин, а остальную продавал в соседских деревнях.

Заякорился он с рассветом. Размотал свою старую удочку и забросил. Поплавок молчал. Только вчера на этом месте в это же время отлично брала небольшая плотвичка. Прошёл час, клёва не было. В другом конце озера появилась лодка. Это был его знакомый Пётр. Ехал проверять сети. Коля не любил браконьеров, особенно приезжих. Приезжали на джипах, а сетей ставили… “Самые голодные приехали”, говорил дед, когда приезжали отдыхающие. Он сам в юности баловался сетями, о чём вспоминает с отвращением. Потом остепенился. С Петром он часто ссорился из-за сетей. У его друга была своя позиция:

- Вот я ставлю сеть, рыба её видит. Её дело, залазить туда или нет. А вот ты обманываешь рыбу. Червя вешаешь. Одно слово – обман.

- Дурак ты Пётр. – отвечал Николай.

Но на озере они не встречались, у каждого были свои места, тем более Пётр никогда бы не полез в закормленные места. А старику тем более нечего было делать в там, где ставились сети.

Из-за леса появилось солнце и осветило верхушки деревьев с противоположного берега. Было впечатление, что рыбы вообще не было. Только зубастая щука дразнила деда в камышах. Появилась резиновая лодка. Осенью здесь было паломничество спиннингистов. Здешние окуни известны во всём районе.

- Выплыл, пугало!

Коля не любил ловить на спиннинг, да и ловил всего несколько раз, не понравилось. Особенно не любил спиннингистов. Поэтому осенью редко ловил. За что не любил дед спиннингистов?

Они постоянно умудрялись проплывать по поплавку и задавали одни и те же вопросы. Ещё хуже, когда становились рядом и кидали своё железо. Звук был, как камень в воду кинули. Но это не главная причина. Лет двадцать назад у него взяли лодку спиннинг покидать и утопили. Он с неделю ходил вокруг озера и искал её. Хорошо, что рядом с берегом лежала. Он один достать не смог, а помочь было не кому. Коля тогда всё лето с берега ловил. Потом попросил отдыхающих помочь. С тех пор он не любит спиннингистов и не даёт никому лодку. И в этот раз, проплыл прямо возле поплавка и:

- Где здесь можно щуку половить?

У деда был готов один ответ:

- Озеро видишь? Вот тут и лови.

После этого он всегда менял место. Решил попробовать половить на глубине. В одном месте он подвесил сетку со жмыхом. Рыба прикорм не съедала, а крутилась всегда рядом. Один раз Коля на этом месте поймал леща на два кило, что на этом озере большая редкость. Глубина в месте ловли около 4 м. Первые забросы дали несколько густёрок.

- Уже отошла от берега. – сказал сам себе старик.

Возможно, ещё одной причиной не любви к спиннингу являлось то, что Коля не любил большую рыбу. Обычно крупную он откладывал на продажу, а мелочь оставлял себе. Ему нравилась мелкая жареная рыбка, она напоминала вкус сухариков, которые он ел в детстве. Как раз такая рыба и ловилась сейчас.

Незаметно появилась большая свинцовая туча, которая принесла ветер. Клёв прекратился. Возможно из-за ветра, но, скорее всего стайка жирующих окуней разогнала всю рыбу. Окуни в этом озере знатные. За зиму у Коли кончаются все мормышки, обрывают поганцы. Поэтому он всю осень откладывает, потом едет в район и закупается. Один он подобрал ключик к местным полосатым разбойникам. Остальные уезжают зимой ни с чем. Ему уже несколько раз предлагали деньги и снасти в обмен на его опыт. Но как уже упоминалось, вопросы других рыбаков он не любил. Петру правда обещал рассказать, если тот прекратит сети ставить.

Дед уже почти задремал, как поплавок выложило и потянуло на дно. Всё как обычно, подсёк, и спокойно стал тянуть. У Коли стояла на удочке толстая леска, и он ничего не боялся. Попался подлещик с ладошку.

- Любишь, “сопливый”, ветерок.

Из-за этих сорванцов у деда все штаны были в слизи. Он, как заядлый рыбак, гордился этим, поэтому штаны не стирал. Коля поймал уже около 15 подлещиков, когда выплыло ещё две резинки. Он решил плыть домой, а то вдруг зацепят его мех со жмыхом. Он его выпрашивал неделю в местном колхозе. И он как обычно, не торопясь, начал двигаться к берегу. Прицепил лодку на большой замок и тихо поплёлся домой. Надо было ещё успеть обработать рыбу и продать, что с каждым днём давалось ему тяжелее.

Есть хочется...Но одному скучно.. Клев прекратился и подступило чувство голода, только теперь я понял, КАК Я ХОЧУ ЕСТЬ, солнце уже достаточно высоко и над прудом весело звенят в высоком небе раннего лета жаворонки. И такая сладкая истома кругом, с безумным запахом цветущей степи. У меня в садке с десяток небольших окуней два карася. и полно «камсы», что же, кошка будет довольна. Что- то отца долго нет. Ушел ловить по окнам и как в воду канул. У меня второй день каникул, новенькая бамбуковая удочка и впереди целое беззаботное лето , такое беззаботное и такое долгое каким оно может быть лишь после окончания первого класса..
Пришел отец, весь в какой-то паутине, камышах, такой большой надежный, улыбчивый.
Голодный как и я.
- Ну что, сын, завтракать будем?
Я с гордостью демонстрирую свой улов. Он добавляет в садок с пяток сазанчиков и мы удобно расположившись на мостике открываем наши пожитки.
Я никогда не ел таких вкусных, холодных, домашних котлет как те, в детстве на рыбалке,
с таким ароматным хлебом который вчера испекла мама с хрустящим малосольным огурцом. О! у нас тут еще яйца, да еще и всмятку, здорово! Запив все это дело квасом. Решаем перебраться на соседний пруд в надежде на послеобеденный клев.
Я не помню, что мы поймали в тот день еще, но из памяти явно проступает то чувство гордости с которым я вхожу, уже в темноте, во двор нашего дома, завистливые взгляды пацанов - одноклассников и кошка которая нас прождала у подьезда дома как оказалось целый день и устала больше нашего. Мама дома.
- Ужинать будете?
- Конечно (хором)
- Пап, а мы завтра пойдем?
- Пойдем, сынуль, у меня завтра еще выходной. Только у нас червей нет .
- Да накапаем, по пути, на даче ….
- Хорошо.
- Идите ужинать! - зовет мама.
Но я уже не слышу ее, я уже сплю и мне всю ночь снится этот поплавок..
Прошло много лет, но тот поплавок, те запахи и звуки, то волнение насмерть вплавилось то, что называют детскими воспоминаниями, что живут с нами вместе, с тем небом, таким синим днем и таким звездным ночью, с теми верными друзьями с одного двора , с тем карабликом которому мы помогаем плыть по весенним ручьям в такие далекие страны, с той первой самостоятельной ночевкой на рыбалке с костром , ухой, с тем как тогда казалось, такими важными разговорами.
Мы взрослеем что-то меняется в нас. Что-то меняем мы, но тот кто заболел этим тот уже не сможет без этого полноценно жить. Мы поменяли бумбуковые удочки на высокомодульный IM, велосипеды на большие машины, пользуемся дорогими игрушками, но в своем стремлении ,тратах, поездках всегда проглядывает тот пацан , после первого класса , тот костер и уха и те самые разговоры. Рыбалка – это способ возвращения в детство. В этом чудо . И блажен кто верует.
Завтра я с сыном еду на рыбалку и дочь сложила нам котлеты и малосольные огурцы, сварила нам яйца. Интересно, они всмятку?..
На этом озере мы не были уже 3 года, но всё оставалось по-прежнему: кладка немного перекосилась и прогнулась, но на ней можно было ещё стоять, беседка на месте, правда кто-то стащил часть крыши, сделанной из коры ели. Появились жестяные банки и пластмассовые бутыли, оставленные “любителями природы”. По кострищу было видно, что тут недавно были люди.

Дрова искать не пришлось, так как мы нашли аккуратно сложенную кучку дров недалеко от лагеря. Но не смотря на это, пришлось готовить место под палатки и разбираться с провизией. После этой нудной процедуры, наконец-то мы занялись приготовлением к рыбалке. В вечерние планы входило установка донок и ловля рыбы на уху. Мне досталась ответственная миссия ловли рыбы. Ещё нудная процедура накачки лодки и я, наконец, закину удочку.

Решаю плыть в ближайший залив: очень живописный уголок, на мой взгляд, самый красивый на этом озере. Вокруг камыш, в воде лежит большая ель, упавшая много лет назад и хорошо сохранившиеся, под которой постоянно ловятся приличные окуни на удочку. Мой целью были краснопёрки, которые, как известно, любят прятаться растущем из воды тростнике. Глубина около берега удивляет – глубомер фиксирует 3,5 м. Нити на якоре еле хватает, но всё же удаётся зафиксироваться на одном месте. Удочка 5 м, поплавок ставлю специально для ловли в густом камыше, крючок номер 5, в качестве насадки служит опарыш. Первый заброс неудачный – поплавок не долетает до цели, сказывается давность выезда на рыбалку. Но не успел я подумать о грустном, как поплавок подпрыгнул и ушёл под воду. Оп! И вертихвостка-уклейка в лодке. Первая рыбёшка не сорвалась – повезёт. Закидываю, теперь наживка попадает между тростников, но поплавок лежит. Возможно зацеп. При попытке подтащить снасть немного к себе, почувствовал удары на другом конце. Оказалось, не успела наживка утонуть, как её схватила краснопёрка. При повторном забросе повторилась та же ситуация. Решаю поставить дополнительный поводок. И это приносит успех – после нескольких подпрыгиваний поплавка он плывёт в сторону. Вываживаю сразу две с ладошку краснопёрки. Это продолжается до первого схода. Тишина! Меняю несколько мест, но клёва нигде нет. Вот тут то и спасает заранее известное окунёвое место.

Начинается закат и мне пора сниматься с якоря и плыть к берегу, но клёв не прекращается, хотя и мешает красный свет, который отражается от воды. Он завораживает, действует на тебя как гипноз, неизвестно чем свет заката так увлекает людей, но я на несколько секунд забыл где нахожусь. Вернул меня в реальность крик друзей, которые уже всё подготовили для ухи. Пришлось, не насладившись вдоволь красотой природы, сниматься с якоря и грести к берегу.

Лагерь был полностью обустроен, донки расставлены, дров хватило бы на целую неделю. Но, не смотря на всё это, было ещё одно дело, не из самых приятных – чистка рыбы, всё усугублялось количеством окуней в улове, а их было больше половины.

Как я не старался, руки всё же уколол несколько раз. Но все эти муки не идут в сравнение с той ухой, которую готовит Серёга. Те, кто хоть раз сидел вечером возле костра и хлебал жёлтую, прозрачную ушицу, поймут меня. Когда уха “Вырви Глаз” закончилась, мы стали травить анекдоты и разные рыбацкие байки. Но весь запас фальклёра быстро истощился. Вся компания загрустила, вот этой паузой и воспользовалась рыба. Раздался еле слышный звон, мы прислушались, второй звонок был на всю округу, явно рыбы была приличная. Все сорвались с места и  в считанные секунды были у сработавшей донки. Подсечка, на другом конце что-то упорно не хотело сходить с места. После некоторых усилий это что-то с трудом пошло к берегу. Сергей уже успел сгонять за фонариком, и всё происходило с полным “освещением” событий. Вскоре я увидел рыбу, бок которой отсвечивал желтизной. Когда рыба “села на мель”, я упал на неё всем телом и схватил двумя руками. На этом наша борьба закончилась. Оно оказалось лещом, который завесил на 1,5 кг!!! Как ни странно, время ещё не перевалило за полночь, а мы были уже с уловом. Обыкновенно клёв начинается в 3-4 часа утра. Переполненный эмоциями и адреналином, я не мог заснуть в течении часа, но всё же природа берёт своё…

Будильник прозвенел чётко в 3 часа. К этому времени я успел нагреть место в палатке, но мысли о пойманном леще, давали о себе знать. Я буквально выпрыгнул из палатки, но что это… Моросил небольшой дождик. Костёр затух, но угли ещё грели, и я без труда разжёг костёр. Через несколько минут ко мне присоединились друзья, и мы вместе стали ждать заветного звонка. Ближе к рассвету раздался нечёткий звон, быстро рассеявший тишину. Но дальнейшей поклёвки не последовало. Когда стало чётко видно озеро, поклёвка повторилась, но на этот раз сигнализатор работал не в холостую. Подсекал Сергей. В его движениях прослеживалось чёткость и мастерство. Не успели мы обдумать его действия, а он уже подсаком забирал рыбу из воды. Приличный окунь соблазнился на дождевого червя. За утро было ещё много поклёвок, но лещи, на которых мы надеялись, не клевали, зато плотва шла одна за одной. Скорее всего мы попали одной донкой на косяк рыбы. С восходом солнца клёв прекратился. За утро мы поймали около 4 кг отборной плотвы, каждая была не менее 200 гр.

Друзья спускают лодку, а мне придёться остаться охранять лагерь. Возле берега клюёт мелкая плотвичка и густёрка, иногда попадается краснопёрка.

Через несколько часов вернулись горе-рыбаки. Сказали что клёва нет и надо собираться домой, но увидев мой улов, отплыли немного в сторону от меня и стали ловить мелочь.

Время берёт своё, вечером надо быть дома. Приходиться бросать такой хороший клёв мелочёвки. Сборы проходят в разговорах и спорах о влиянии дождя на клёв рыбы.

Возникает какой-то страх за озеро, значительно прибавилось мусора, после последнего нашего приезда сюда, но я думаю, мы сюда вернёмся, может через три года и надеюсь увидеть эту же старую кладку и красивую беседку